«Иллюстрации к „Мертвым душам“: взгляд через увеличительное стекло»

09 января — 15 августа 2019

О Событии

К 100-летию со дня смерти В.И. Навозова

В 2018 г. благодаря финансовой поддержке Департамента культуры города Москвы фонды музея пополнились графической работой В. И. Навозова — большеформатной иллюстрацией к поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души». Графическая работа выполнена не совсем в обычном жанре: на одном листе размещены несколько отдельных иллюстраций, связанных одним сюжетом поэмы. Виртуальная выставка позволит зрителям детально ознакомиться с каждой иллюстрацией словно через увеличительное стекло...

Иллюстрации к Мертвым душамИллюстрации к Мертвым душам

Гоголь Николай Васильевич (01.04.1809 — 21.02.1852). Полное собрание художественных произведений с биографией, написанной проф. А. И. Кирпичниковым.
В 1 т. — М.: Изд. тов-ва И. Д. Сытина, 1909 г.

Газета. «Московский листок». № 14. — Москва, 1909 г. — с. 9.

Василий Иванович Навозов (1862, Москва — 1919) — русский художник, иллюстратор книг, живописец-жанрист. Закончил Строгановское училище технического рисования (1874-1880). Затем учился в Московском училище живописи, ваяния и зодчества (1880-1882) у И. М. Прянишникова, В. Г. Перова, Е. С. и П. С. Сорокиных, после окончания которого он по совету В. Г Перова поступает в натурный класс Академии художеств. Сотрудничал со многими периодическими изданиями Петербурга: «Нива», «Ласточка», «Всемирная иллюстрация», «Север». Работал с издательством Товарищество И. Д. Сытина, где наряду с другими художниками, принимал участие в оформлении Собрания сочинений Н. В. Гоголя, изданного Сытиным в 1902 и 1909 гг. (выполнил иллюстрации к повестям из циклов «Вечера на хуторе близ Диканьки» и «Миргород»). Работал над иллюстрациями к поэме Н. В. Гоголя «Мертвые души».

Иллюстрации к Мертвым душам



Иллюстрации к Мертвым душам

«... чернявый просто в полосатом архалуке [...]. Это был среднего роста, очень недурно сложенный молодец с полными румяными щеками, с белыми, как снег, зубами и черными, как смоль, бакенбардами. Свеж он был, как кровь с молоком; здоровье, казалось, так и прыскало с лица его».

Т. I, гл. IV. Ноздрев



Иллюстрации к Мертвым душам

«Когда Чичиков взглянул искоса на Собакевича, он ему на этот раз показался весьма похожим на средней величины медведя. Для довершения сходства фрак на нем был совершенно медвежьего цвета. [...] крепкий и на диво стаченный образ был у Собакевича: держал он его более вниз, чем вверх, шеей не ворочал вовсе и в силу такого неповорота редко глядел на того, с которым говорил, но всегда или на угол печки, или на дверь. Чичиков еще раз взглянул на него искоса, когда проходили они столовую: медведь! совершенный медведь! Нужно же такое странное сближение: его даже звали Михайлом Семеновичем».

Т. I, гл. V. Собакевич



Иллюстрации к Мертвым душам

«...показался из последней комнаты Ноздрев. [...] сами даже дамы наконец заметили, что поведение его чересчур становилось скандалезно. Посреди котильона он сел на пол и стал хватать за полы танцующих, что было уже ни на что не похоже, по выражению дам».

Т. I, гл. VIII. Бал у губернатора



Иллюстрации к Мертвым душам

«... обе дамы отправились в гостиную, разумеется голубую, с диваном, овальным столом и даже ширмочками, обвитыми плющом [...]. „Сюда, сюда, вот в этот уголочек! — говорила хозяйка, усаживая гостью в угол дивана. — Вот так! вот так! вот вам и подушка!“

Т. I, гл. IX. Разговоры двух дам



Иллюстрации к Мертвым душам

„После кампании двенадцатого года, судырь ты мой, — так начал почтмейстер, несмотря на то что в комнате сидел не один сударь, а целых шестеро, — после кампании двенадцатого года вместе с ранеными прислан был и капитан Копейкин...“.

Т. I, „Повесть о капитане Копейкине“, вставка в X гл.



Иллюстрации к Мертвым душам

„В то время, когда один пускал кудреватыми облаками трубочный дым, другой, не куря трубки, придумывал, однако же, соответствовавшее тому занятие: вынимал, например, из кармана серебряную с чернью табакерку и, утвердив ее между двух пальцев левой руки, оборачивал ее быстро пальцем правой, [...], или же так по ней барабанил пальцем, в присвистку. Словом, не мешал хозяину“.

Т. II, гл. I. Чичиков у Тентетникова



Иллюстрации к Мертвым душам

„Чичиков [...] был введен к нему прямо в кабинет. Генерал поразил его величественной наружностью. Он был в атласном стеганом халате великолепного пурпура. Открытый взгляд, лицо мужественное, усы и большие бакенбарды с проседью, стрижка на затылке низкая, под гребенку, шея сзади толстая, называемая в три этажа, или в три складки, с трещиной поперек; словом, это был один из тех картинных генералов, которыми так богат был знаменитый 12-й год“.

Т. II, гл. II. Генерал Бетрищев



Иллюстрации к Мертвым душам

„... предстал, в густых усах и бакенбардах, великан камердинер, с серебряной лоханкой и рукомойником в руках.
— Ты мне позволишь одеваться при себе?
— Не только одеваться, но можете совершить при мне все, что угодно вашему превосходительству.
Опустя с одной руки халат и засуча рукава рубашки на богатырских руках, генерал стал умываться, брызгаясь и фыркая, как утка“.

Т. II, гл. II. Чичиков у генерала Бетрищева



Иллюстрации к Мертвым душам

»... круглый человек, такой же меры в вышину, как и в толщину, точный арбуз или бочонок.

Т. II, гл. III. Петух



Иллюстрации к Мертвым душам

«Хозяин, как сел в свое [кресло], какое-то четырехместное, так тут же и заснул. Тучная собственность его, превратившись в кузнецкий мех, стала издавать через открытый рот и носовые продухи такие звуки, какие редко приходят в голову и нового сочинителя: и барабан и флейта, и какой-то отрывистый гул, точный собачий лай».

Т. II, гл. III. Петух после обеда



Иллюстрации к Мертвым душам

«Хозяин заказывал повару, под видом раннего завтрака на завтрашний день, решительный обед. И как заказывал! У мертвого родился бы аппетит.
— Да кулебяку сделай на четыре угла, — говорил он с присасыванием и забирая к себе дух. — В один угол положи ты мне щеки осетра да вязиги, в другой гречневой кашицы, да грибочков с лучком, да молок сладких, да мозгов, да еще чего знаешь там этакого, какого-нибудь там того...».

Т. II, гл. III. Петух заказывает обед



Иллюстрации к Мертвым душам

«Позвать ко мне комиссионера! — Предстал комиссионер, какой-то не то мужик, не то чиновник. — Вот он вас проводит <по> нужнейшим местам».

Т. II, гл. III. Чиновник особых поручений у Кошкарева



Иллюстрации к Мертвым душам

«Полковник воскипел благородным негодованьем, [...]. Тут же, схвативши бумагу и перо, написал восемь строжайших запросов».

Т. II, гл. III. Чичиков у полковника Кошкарева



Иллюстрации к Мертвым душам

«Что ни разворачивал Чичиков книгу, на всякой странице: проявленье, развитье, абстракт, замкнутость и сомкнутость, и черт знает чего там не было. „Это не по мне“, — сказал Чичиков [...]. Тут вытащил какую-то огромную книгу с нескромными мифологическими картинками и начал их рассматривать».

Т. II, гл. III. Чичиков в отсутствии полковника Кошкарева



Иллюстрации к Мертвым душам

«В самых дверях на лестницу — навстречу Муразов. Луч надежды вдруг скользнул. В один миг с силой неестественной вырвался он из рук обоих жандармов и бросился в ноги изумленному старику.
— Батюшка, Павел Иванович! что с вами!
— Спасите! ведут в острог, на смерть!..»

Т. II, одна из последних глав. Чичиков и Муразов

Поделиться
Яндекс.Метрика