Учреждение, подведомственное
Департаменту культуры
города Москвы

«Дом Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека»

140 лет назад 8 января 1878 г. скончался русский поэт, писатель и публицист Николай Алексеевич Некрасов [10.XII.1821 — 8.I.1878]

скончался русский поэт, писатель и публицист Николай Алексеевич Некрасов [10.XII.1821 — 8.I.1878]

Как известно, после ожесточенных споров вокруг Выбранных мест из переписки с друзьями русская критика перестала писать о Гоголе, а цензурный террор после 1848 года сделал невозможными суждения о нем. В литературных кругах знали, что Гоголь работает над вторым томом Мертвых душ, и с противоречивыми чувствами ждали его появления. Как вдруг этот заговор молчания был нарушен Герценом во французском издании его брошюры О развитии революционных идей в России. Появление этой брошюры Герцена неожиданно напугало в России, прежде всего, друзей Гоголя, конечно, в ней не названных, и Гоголя, которому Герцен уделил много внимания. Не испугалось только русское правительство, которое просто запретило распространение этой брошюры в России, хотя, конечно, высшие фигуры администрации ее прочли. <...>

Не называя, по вполне понятным причинам, своих друзей, Герцен говорит о Гоголе несколько раз

Почему Гоголь так болезненно отнесся к тому, что о нем написал Герцен? Не только потому, что Герцен мог свободно высказать свое отношение к нему и его творчеству, но еще и потому, что не часто о ком-либо отзывавшийся благосклонно, Гоголь писал Анненкову еще в 1847 году: В письме вашем вы упоминаете, что в Париже находится Герцен. Я слышал о нем очень много хорошего. О нем люди всех партий отзываются как о благороднейшем человеке. Это лучшая репутация в нынешнее время. Когда буду в Москве, познакомлюсь с ним непременно, а покуда известите меня, что он делает, что его более занимает и что предмет его наблюдений. <...>

Как известно, Герцен не вернулся в Россию, и потому Гоголь с ним не познакомился, но, конечно, его отзыв должен был Гоголя, в 1851 г. переживавшего жестокий душевный кризис, взволновать двояким образом. Герцен в своей брошюре отвел Гоголю важнейшее место в ходе того процесса самопознания, которое готовило, как считал Герцен, Россию к нравственному возрождению и в конечном счете — к революции: Мертвые души потрясли Россию. Предъявить современной России подобное обвинение было необходимо. Это история болезни, написанная рукой мастера. Поэзия Гоголя — это крик ужаса и стыда, который издает человек, опустившийся под влиянием пошлой жизни, когда он вдруг увидит в зеркале свое оскотинившееся лицо. И, продолжая, Герцен объяснял, что в этом «крике ужаса и стыда» есть зародыш надежды на пробуждение: «но чтобы подобный крик мог вырваться из груди, надобно, чтобы в ней оставалось что-то здоровое, чтобы жила в ней великая сила возрождения».

Гоголь знал, что значительная часть правящей бюрократии считает его потрясателем основ и вообще опасным человеком. В воспоминаниях Л. И. Арнольди приведено очень колоритное суждение одного сенатора на обеде у И. В. Капниста, тогда гражданского губернатора Москвы. Гоголь был на этом «именинном обеде» в числе семидесяти приглашенных, но сидел далеко от стола, где играли в карты три сенатора и военный генерал. Последний сказал, посматривая издали на Гоголя: Ведь это революционер [...]. Я всегда удивлялся, как это правительство наше не обращало внимания на него: ведь стоило бы за эти Мертвые души, и в особенности за Ревизора, сослать в такое место, куда ворон костей не заносит!

Герцен, в сущности, был согласен с «военным генералом» в оценке революционизирующей роли сочинений Гоголя

И. С. Тургенев, которого М. С. Щепкин познакомил с Гоголем, рассказывает в своих воспоминаниях, что на встрече с ним 20 октября 1851 г. Гоголь начал уверять нас — внезапно изменившимся, торопливым голосом, — что не может понять, почему в прежних его сочинениях некоторые люди находят какую-то оппозицию, что-то такое, чему он изменил впоследствии; что он всегда придерживался одних и тех же религиозных и охранительных начал.

О таком отношении Гоголя к суждениям о нем Герцена было известно в московских литературных кругах, а следовательно и петербургским литераторам.

Serman Il´ja Z. Происхождение одной поэтической формулы : Гоголь и Некрасов. In: Revue des études slaves, tome 70, fascicule 3, 1998. L’esрасе poétique. En hommage à Efim Etkind, sous la direction de Anita Davidenkoff . pp. 641-647.

К списку событий

«Эта прекрасная жизнь» (1946) 28 Февраля в 15:00

Кинозима в «Доме Гоголя»

«Новые поступления в музейные коллекции: Даритель — М.Н. Жук»

Выставка предметов, переданных Маргаритой Николаевной Жук