Департамент культуры города Москвы
«Дом Гоголя — мемориальный музей и научная библиотека»

470 лет назад 29 сентября 1547 г. родился испанский писатель Мигель де Сервантес Сааведра [29.IX.1547 — 22.IV.1616]

родился испанский писатель Мигель де Сервантес Сааведра [29.IX.1547 — 22.IV.1616]

Сопоставления «Мертвых душ» с «Дон Кихотом» имеют долгую историю. Параллели между романами проводили B. И. Водовозов, Н. Я. Данилевский, Алексей Веселовский, французские, испанские, английские критики конца XIX — нач. XX в.

Как известно, посоветовав Гоголю приняться за большое сочинение, Пушкин подарил ему сюжет «Мертвых душ», приведя «в пример Сервантеса, который хотя и написал несколько очень замечательных и хороших повестей, но, если бы не принялся за Донкишота, никогда бы не занял того места, которое занимает теперь между писателями»

Говоря о сервантесовской традиции в «Мертвых душах», необходимо в равной степени принимать во внимание два обстоятельства. Очевидно, что между творческими индивидуальностями русского и испанского писателей, которых разделяло несколько столетий, было много общего. С другой стороны, нельзя забывать и о литературной традиции в развитии европейской прозы, благодаря которой воздействие Сервантеса на Гоголя преломлялось через произведения Филдинга, Стерна, Гофмана и др.

Назвав «Мертвые души» поэмой, [Гоголь] в известной степени опирался на свое представление о «Дон Кихоте», на свою концепцию романа Сервантеса. Не будет преувеличением сказать, что именно «Дон Кихот» как отдаленный образец учитывался Гоголем при работе над эпическим произведением в прозе, написанным в шутливом тоне, дающим, по словам Пушкина, «полную свободу изъездить вместе с героем всю Россию и вывести множество самых разнообразных характеров». Определенное значение для русского писателя могли иметь и эстетические взгляды Сервантеса. Напомним, например: по тому или иному переводу (по всей вероятности, Жуковского) Гоголь, несомненно, знал сервантесовскую теорию романа, в которой, в частности, отстаивается мысль, что «можно быть эпическим поэтом и в прозе».

Небезынтересно сопоставить два высказывания Белинского о значении произведений испанского и русского писателей, сыгравших, по его мнению, громадную роль в борьбе с отжившими свой срок литературными произведениями:

Сервантес убил своим несравненным „Донкихотом“ ложно идеальное направление поэзии...
Гоголь убил два ложные направления в русской литературе, натянутый, на ходулях стоящий идеализм, махающий мечом картонным, подобно разрумяненному актеру, и потом — сатирический дидактизм

Гоголь принадлежал к той линии развития европейского романа, восходящей к Сервантесу, которая вступала с читателем в прямой разговор о секретах писательского ремесла.

При построении романа «большого дыхания» Гоголя мог заинтересовать такой характерный прием Сервантеса, как введение в основной текст вставных новелл. В «Дон Кихоте» они призваны раскрывать светлые, высокие стороны жизни, завершать картину мира. В архитектонике «Мертвых душ» функция внесюжетных эпизодов несколько иная. Ими «создается социальный фон, жизненное окружение героев, помогающее раскрыть сущность их пошлости». Эта новая функция, возможно, в какой-то мере была вызвана и тем, что писатель предполагал в дальнейшем дать идеальный образ России, более соответствующий его представлениям о красоте, истине, добре.

Багно В. Е. «Дон Кихот» в России и русское донкихотство / Ин-т рус. лит. (Пушкинский Дом) РАН. — СПб.: Наука, 2009.

К списку событий

«Уйти нельзя остаться. Эмоциональная зависимость» 25 Ноября в 12:00

Цикл лекций «Психология отношений».